Арсений Каменев

Арсений Каменев. S.T.A.L.K.E.R. Стезя Чести

"S.T.A.L.K.E.R.
Стезя Чести"

(по мотивам игры S.T.A.L.K.E.R.)

Стезя Чести – история майора армии РФ, отправленного в Зону с курьерским заданием – передать папку с документами человеку своего непосредственного командующего – подполковника Ховенко. Но майор даже не подозревает, с чем ему придётся столкнуться в Зоне… Сможет ли он сохранить жизнь, друзей и главное – своё доброе имя? Зона жестока – мало кому удаётся остаться в ней Человеком…

 

Цена - 150 руб.

КУПИТЬ

 

Отрывок из книги

Через три года после расследования майором Александром Дегтярёвым провала операции "Фарватер" в Зоне произошло незначительное на первый взгляд событие. На Кордоне появился новичок. Он легально прошёл через блокпост военных в деревушку, где заправлял барыга Сидорович. Не знал новичок, что Сидорович редкостный жулик, доверился ему. Пожил новичок две недельки в деревушке, пообтёрся, научился, как следует себя вести в Зоне, у бывалых сталкеров. Раз Сидорович вызвал его к себе в бункер:

- Вот тебе первое задание. Сходи за ж/д насыпь, принеси ружьё ТОЗ-34 из тайника. Координаты "такие-то".

Сталкер пошёл. К тайнику надо было идти по дороге, затем под ж/д мостом. Насыпь условно делила Кордон на две половины, ближний и дальний, пересекая его с запада на восток. А ж/д мост охраняла группа военных. Завидев сталкера, они пару раз стрельнули в воздух, затем старший группы закричал издали:

- Кто такой?! Руки вверх! Оружием не пользоваться! Подойти и бросить на землю!

Я (буду теперь вести повесть от первого лица) подошёл к посту. Положил оружие на землю, руки вверх поднял. Сопротивляться бесполезно - пристрелят тут же. Потребовали документы. А надо сказать, я в армии служил девять лет, дослужился до майора, до сих пор официально на службе. В Зону меня направил подполковник Ховенко, передать запечатанные в большой папке документы старшему лейтенанту Гарицкому. Как старший поста глянул на бумажки и корочки - побледнел и дрожащей рукой вложил обратно мне в нагрудный карман комбинезона.

- Простите, не признал... Вы в гражданском были... Простите, можете идти, куда вам угодно... Ошиблись... Не смею задерживать... Осторожнее там, шпана бродит всякая...

Я благодаря службе и отчасти связям благополучно сходил за ружьём Сидоровича (или чьё оно ещё было) и вернулся в деревню. Сидорович спросил:

- Как ты прошёл мимо военных под мостом?

Я показал документы. У старика жадно загорелись глаза:

- Ты можешь устроить так, чтобы нужные мне сталкеры могли легально ходить через наружный блокпост?

- Нет. Для этого нужно трясти много кого высоко, очень высоко... Я не справлюсь с таким делом один.

- Эх, ладно... Не судьба, видно. А туда ты всё равно сходи, проведай.

Идти туда оказалось 10 километров. В Зону я прошёл в первый раз иначе, через другой пост, с проводником, и расстояние до деревни было короче. На блокпосту повторилась та же история по опознанию. Когда во мне признали майора, я приказал:

- Командир поста! Доложите обстановку!

- Обстановка сейчас спокойная, мутантов и нелегалов мало.

- Как поступаете с мутантами?

- Отстреливаем.

- А с нелегалами?

- Производим предупредительную стрельбу в воздух, три-четыре одиночных выстрела, если нелегал не поворачивает обратно, ведём огонь на поражение ног и рук, допрашиваем, затем отправляем в ближайший госпиталь грузовиком.

- А если человек хочет пройти в Зону без документов вообще?

- Останавливаем, заворачиваем, в любом случае.

- Как вы отличаете людей без документов от нелегалов?

- Люди без документов идут по дороге, а злостные нелегалы пытаются тихо пробраться за деревьями или режут проволоку в ограждениях.

- Как вы проверяете целостность ограждений?

- Каждые три часа я посылаю по паре человек с мотками проволоки и пассатижами на 5 км вдоль ограждения в разные стороны. Они устраняют разрывы и докладывают мне. В последнее время найдено и устранено три разрыва проволоки вправо от наружного выхода. Сами ограждения, как изволите видеть, двойные проволочные заборы с "колючкой" наверху.

- Хорошо. А как вы охраняете сам блокпост?

- По одному часовому с двух проездов днём. Ночью - по двум. Они сменяются через каждые шесть часов.

- Рекомендую ставить двух часовых у каждого входа днём, а ночью еще по часовому на углах, сменяться каждые три часа.

- Будет исполнено к первой ночной вахте!

- Приду вечером, проверю!

На этом я попрощался и вернулся в деревушку, рассказал Сидоровичу о состоянии поста. Старик недоверчиво хмыкнул:

- Это они тебя надувают. Предложи ты им что или сделай строгие глазки, они хоть до ЧАЭС спринтом в трусах пустятся. А кто постарше чином найдётся, они уже ему в рот смотреть будут умильными глазками, а на тебя как на пустое место. Cходи-ка лучше с группой сталкеров на АТП, достань артефакт из сейфика. Группа тебя ждёт у дороги.

- Согласен. Пойду, пока ясный день.

- Правильно. А то ночью не видно ни зги, навернёшься куда не следует, и всё, пропал. Удачи, сталкер! - Сидорович дал мне ключ от сейфа.

АТП был по другую сторону дороги, в двух километрах по холмикам. Нас всего было шестеро, с собой у каждого был небольшой запас консервов, АК-74 и три магазина к нему, комбинезон "Заря", противогаз, три антирадиационных препарата, аптечка и три гранаты РГД. До самого АТП добрались нормально. Стали искать сейф. Обыскали всё - нету. Думали - ошибка вышла или обман Сидоровича, а он оказался на чердаке самого большого дома. Я его вскрыл, достал артефакт - "Ночную звезду", закрыл, запер, и мы уже собирались уходить, как вдруг услышали голодный многоголосый собачий лай. Один из сталкеров осторожно выглянул и увидел, что АТП и дом, где мы находимся, окружила огромная стая собак. Выбраться было невозможно. КПК таинственным образом перестали работать. Тут я, не помня себя, вылез в чердачное окно и что есть мочи прыгнул вперёд. От удара о землю всё тело дико заболело, но мне было плевать. Надо было что есть духу бежать за подмогой. Я и бежал, преодолевая боль и усталость. Добежав до деревушки, я всех поднял и рванул с ними обратно. К счастью, мы успели вовремя, никто из моей группы не погиб. Всем скопом мы постреляли стаю и усталыми вернулись в деревушку. За праздничным костерком один сталкер начал рассуждать:

- Что случилось? В западню группа попала. А как наш герой поступил? Выбрался и побежал за помощью. А как выбрался? Сиганул из чердачного окошка! Прыгнул. А кто так высоко и далеко прыгать может? Понятно кто - кенгуру!

Так меня и назвали в Зоне - Кенгуру. Так Зона "крестила" меня. А уже за полночь я, несмотря на усталость, пошёл проведать военных на пограничном посту. Все часовые стояли согласно моим рекомендациям, а командир блокпоста валялся пьяный в главном здании. Рассердившись, я пнул его в бочину. Он вскочил, с языка уже был готов сорваться отборный мат, но я был вовремя узнан. Лицо любителя принять на грудь побледнело от ужаса. Но я на первый раз был мягок: "Напиши объяснительную и уничтожь все запасы спиртного и табака."

Пока горе-командир писал бумагу, я отправился на обыск. В результате часового розыска передо мной явились 5 бутылок водки "Пять озёр", 10 банок пива "Балтика" и три блока сигарет "Пётр Первый". Сигареты я сжёг в пышущей неподалеку "жарке". Дыма почти не было. Остальных виновников разгула я выстроил в два ряда, один перед другим в 5 метрах. Затем я выстроил всех поголовно в ряд в 15 метрах от банок пива, вручил каждому по пистолету и по двум коробочкам с патронами, приказал стрелять. Но один солдатик выразил недоумение ночными учениями.

Воцарилась гробовая тишина. Как - рядовой возражает майору! Все ждали сурового наказания. Но я совершенно спокойно подошёл к дерзнувшему поднять голос, стал с ним глаза в глаза (благо, рост у нас был одинаковый) и спросил:

- Ты ведь сюда не на курорт приехал?

- Д-да... - Запинаясь, ответил солдат.

- Так, хорошо. А ведь мутанты и нелегалы всякие ночью ведь обычно прутся?

- Д-да... Ведь н-ночью нам, п-постовым, хуже видно...

- Вот вам всем, пожалуйста, ночные стрельбы в реальных боевых условиях. Реальнее некуда. - Я усмехнулся. - Вперёд!

"Тир" продолжался около часа. Все стреляли хорошо, кроме командира поста, ещё не вполне очнувшегося после возлияний. После того, как он промазал по водочной бутылке трижды подряд, я ему сделал замечание:

- В реальном бою ты после такого бухла был бы уже на том свете! Теперь отрабатывай, салага!

Раздался дружный заливистый хохот. Не всякий солдат за время службы станет свидетелем опускания своего командира. Теперь год за спиной подкалывать будут. Впрочем, хватит, а то горе-начальник будет почитать себя за униженного и оскорбленного до гробовой доски. А падение боевого духа в "горячей точке" чревато очень нехорошими последствиями.

После учений я заметил у одного рядового на месте пуговицы на кителе "мясо". Нехорошо.

- Это почему пуговицы нету?

- Виноват, товарищ майор, гон тварей тех, изнутри, был. На меня собака слепая прыгнула, чудом горло не перегрызла, только пуговицу оттяпала. Застрелили её.

- Рядовые! Было такое?

- Было! - Подтвердили остальные.

- Ладно! Прощаю! Только за формой впредь следите по возможности тщательно!

Хорошо, правдивые военнослужащие. Но тут самый молодой на вид солдатик робко сказал:

- Товарищ майор... Разрешите спросить...

- Разрешаю.

- Только не сердитесь...

Что-то не по уставу спросить хочет, личное. Ну, так и быть. Слово не пуля, в голову не убивает. А то всё устав, да устав. В военное время так, конечно, правильно, но в мирное во многом тяготит. Ничего личного, а ведь солдату хочется себя хоть на минутку в день человеком почувствовать.

- Спрашивай.

- Вы... сталкер? - выпалил солдатик и сразу сжался, испугавшись собственной дерзости.

- А почему ты так подумал?

- Ну... Вас долго не было... А недалеко отсюда деревушка для сталкеров-новичков. Наверное, с ними вы были, да?

- Молодец. Далеко пойдёшь, если начальство не зажмёт. Сообразительный.

Люблю я таких прямолинейных и честных. С ними легко. Но прямолинейный и честный иногда бывает ещё и въедливым, всё, что его касается, знать хочет. А большое начальство таких не любит, потому что от них тяжело скрывать свои тёмные делишки. А если этот поборник честности ещё и умный и начитанный, то уже хоть на стенку лезь и вой... Однако это уже немного другая история...

Было уже два часа ночи. Я отправился в деревню Сидоровича спать. Привык к ней уже и остаться на блокпосте, несмотря на уговоры, отказался, хотя стоило. Зайдя к барыге, я увидел на его столе кроссворд. Сидорович напряжённо жонглировал извилинами головного мозга, но у него, по-видимому, что-то не выгорало. Увидев меня, он радостно воскликнул:

- О! Как ты вовремя! Легендарное морское чудовище, 6 букв... Ничего в голову не идёт. Последняя "н".

- Кракен.

- Есть! Теперь последнее слово... Замок, в котором был заточен будущий граф Монте-Кристо, две буквы... Прямо смертоубийство... Разве бывают такие названия?!

- Иф. Вы явно Дюма не читали.

- Только в детстве "Трех мушкетёров", половину уже забыл... А книг тут не достать нигде.

- Ну всё, я спать пошёл. Полчетвёртого ночи.

Выспавшись до полудня, я решил пойти за ж/д насыпь и разведать для себя дальний Кордон. Там, я слышал, есть хорошая база сталкеров, их главный укрепрайон на Кордоне. Выслушав от постояльцев деревушки искренние пожелания удачи и доброй Зоны, я вышел в путь. Проходя под ж/д мостом, я увидел, что от военных остались одни косточки. Разогнанная накануне стая мутантов постаралась. Едва пройдя дальше, я упёрся носом в дуло ружья ТОЗ-34.

- Кто такой? Территория сталкеров! Оружие на землю!

Владелец ружья - высокий и тощий сталкер с резкими и будто рваными чертами лица, всего в шрамах и порезах. Волосы чёрные, панковской стрижкой, с сединой на висках и у лба. Глаза хоть и добрые карие, однако напряжены. Губ нет почти, нос тонкий и длинный, обрублен у ноздрей. Брови выгорели, обветрено и прожжено всё лицо. Сразу видно бывалого жильца Зоны.

Я назвался. Стрелок тут же хлопнул себя обветренной, с грызеными ногтями, рукой по лбу:

- Слышал про тебя! Молодец! А теперь пошли к нам! Прости, не признал сразу. Много всякой шпаны шляется в последнее время! Лохма я! Пойдем к нам в стан, Кенгуру!

Идти до стана оказалось недалеко - три километра на север по дороге. А сам стан - два длинных дома друг напротив друга и баррикады поперёк них. Как Лохма объяснил по дороге, в доме со стороны лесочка у базы - жилые комнаты, санчасть, техпомещение и лавка торгаша. В домике со стороны ж/д - арсенал, ещё жилые комнаты и кабинет Отца Валерьяна - атамана всех сталкеров Зоны. Встретили нас насторожённо - ещё бы, вокруг мутанты, да шпана. В мою грудь хищно уставились аж десяток "калашей" 74 серии. Лохма назвал пароль, пропустили нас. Тут же подскочили два молодца с "абаканами" и грозно спросили:

- Куда тебе, сталкер?

- К Валерьяну, главному вашему. - Ответил я смело.

- Зачем?

- Новости послушать, да потолковать.

- С тобой пойдём. А то мало ли, может ты шпана лихоголовая.

Я тут же снял и отдал охранникам свой АК-74 со всеми магазинами, пистолет и гранаты тоже отдал. И с ножом расстался.

- "Голяком" берите. Своих не бью, а сахар даю. Я Кенгуру.

Охранник снял с меня рюкзак, обыскал его, забрал КПК, убедился, что я тот, за кого себя выдаю, вернул мне обратно все вещи, но идти одному не разрешил. В итоге к Валерьяну я попал со стражником и Лохмой. Валерьян оказался подтянутым, немного толстоватым, но с широкой душой. Увидев меня, он расплылся в улыбке:

- А! Друг мой, дошёл!

- Но... Как это вы?! Мы же и толком незнакомы! - Растерялся я.

Объяснение радушной встречи я тут же получил:

- Группа, которую ты вёл на АТП - моя. И были там мои лучшие люди.

- Но в схроне был лишь средней стоимости артефакт!

- Стоимости именно этого артефакта мне не хватало для уплаты большого долга. Иначе бы я тут сейчас с тобой не разговаривал. Весь Кордон уже как с неделю кроется под снайперами с Дикой Территории. Они на полувыгодных условиях суют долг, а я из своих кровных отдаю.

Тут Валерьян велел охраннику и Лохме выйти из кабинета. Я напрягся:

- Большой разговор?

- Огромный! Перво-наперво - я в окно твой приход видел. Первое впечатление хорошее. Ты поступаешь как порядочный человек. Такие либо гремят по всей Зоне, либо мрут от пули в спину от хулигана со Свалки. Скажи пожалуйста, что тебе дороже всего?

- Доброе имя.

- Правильно. Такими были первые сталкеры, исследователи, это потом всякий темный народец попёрся, Зону как торт делить стал. А так нельзя. Зона одна на свете белом для всех.

- А сколько всего группировок в Зоне?

- Раньше их было много, теперь существенно меньше. Чтобы возникла группировка, нужно либо широкое проникновение извне, либо большая идея для большого количества людей. Но люди-то все разные... Группировки конкурируют между собой,а некоторые даже открыто воюют, "Долг" и "Свобода", например. Сейчас обстановка такая: больше всего нашего брата сталкера, везде, но мы разрознены. К северу отсюда, на Свалке, перекрёстке Зоны, наши заклятые вороги - бандиты. Туда набиваются уголовники, шпана всякая, мелкое хулиганьё, в общем, сомнительный народ во всех отношениях. Нравы у них - что не мат, то грязи шмат. Не путайся ты с ними ни при каких раскладах - чище и целее будешь. Дальше на север - территория завода "Росток". Там планки правит "Долг". Это типа у нас в Зоне милиция. Организация там по армейски. Служил?

- Майор. Действующий.

- Значит, с ними поладить сумеешь, но всё-таки не надо, я думаю. Они всю Зону по линеечке выстроить хотят. Понятное дело, у них не получается, вот и попадаются среди них чересчур злобные и педантичные. По зоне ходят квадами - отрядами из четырёх человек. Суровые это ребята, очень суровые... Полная им противоположность - "Свобода". Товарищи эти окопались севернее "Ростка", на Милитари. Они похожи на нас, вольных сталкеров, с той только разницей, что оборудование в целом круче и друг за дружку держатся крепче. А иначе им никак нельзя - не выживут просто. С юга долговцы время от времени наседают, мечтают арсеналы к рукам прибрать, а с севера... Эх... - Валерьян тяжело вздохнул. Его взгляд стал печальным.

- Что с севера?

- Радар. Жарит - мама не горюй...

- Стоп! Разве его не отключил Стрелок-Меченый во время знаменитого второго похода к ЧАЭС?

Я в свободное время читал на КПК биографии выдающихся сталкеров, и история Меченого мне была известна. Валерьян ответил:

- Отключил. Но монолитовцы, шавки фанатичные, живущие под Радаром, на ЧАЭС и в Припяти, его починили, и теперь он долдонит шибче прежнего! Раньше от Милитари хоть пару-тройку километров пройти можно было, а сейчас пси-поле поганой антенны начинается прямо от кордонов "Свободы", буквально два-три шага...

- А почему вам стало грустно?

- Когда Меченый проник к Монолиту, что на ЧАЭС, произошел невиданной мощи Выброс. Что Меченый сделал с Монолитом, неизвестно. Может быть, вообще погиб... Открылись новые дороги. Я послал группу лучших на тот момент ребят уничтожить Радар. Наёмники с Дикой Территории тоже вызвались нам подсобить, даже "Долг" со "Свободой" на время операции перестали воевать друг с другом. Каждая из четырёх группировок послала в поход на Радар лучших из лучших... Научники с Янтаря снарядили их лучшей на то время защитой от аномалий и пси-излучения. В общем, подготовились как надо, со всеми предосторожностями. Оружие тоже взяли самое-самое, и боеприпасов вдоволь. И еще 30 кило отборной взрывчатки дала каждая группировка, всего, значит, 120 кило. Носить её на спине было неопасно, она взрывалась только специальным способом, от радиодетонатора. Маскировка у нас тоже была - костюмы монолитовцев и маскировочные слои на экзоскелетах. В общем, идеально подготовились...

- Но ведь если вы так прекрасно подготовились, у вас должно было получиться!

- Вот и все наши так думали. До самого Радара все шло правильно. До своей цели группа успешно добралась. Но когда ребята подходили к самой Антенне, монолитовцы спустили на них огромную волну мутантов. Слава Богу, снаряга выдержала, всю нечисть ребятня наша постреляла, никто не помер, пошли дальше. Каждую опору Антенны обложили взрывчаткой. Но и тут их подстерегала опасность. Одному наёмскому парню из снайперки пулю в голову монолитовец всадил, однако, слава тебе Господи, шлем выдержал (тут Валерьян лихорадочно перекрестился). К счастью, были у нас там четыре толковых снайпера, по одному от каждой группировки, так они, востроглазые, пока остальная группа пряталась, раз-на-раз почикали всех тех нехристей, ворожьих воронов с оптикой. Но тут всплыла новая пакость - словно по заказу монолитовской погани колданул Выброс, вне графика. Выбросы, они обычно по графику определенному шарахают, плюс-минус минут сколько-то там, успевают люди попрятаться. А тут нате - бум! - без предупреждения. Враги-то наши думали небось - растеряются, побегут внутрь Радара, там-то их и положат. Ан нет! Знали твердо добры молодцы - Выброс-то не сразу долбит, а по какому-то прошествию времени. Тихонько ребята зашли - точно, стерегли их монолитовцы у входа, по углам. Постреляли всех поганцев, обошли все внутренние помещения - нету никого, всё пусто. Заложили по хорошей бомбе в управляющей рубке, по всем приборам, в основании антенны, в энергостанции и на входе. Отошли от Радара на полкилометра, приготовились уже вот-вот взрывать эту адскую машину, как тут случилось самое страшное... - Валерьян опустил голову, по-прежнему печально вздыхая.

- Батя Валерьян! Успокойся, я после подойду. - Взволнованно сказал я.

- Нет! Я скажу все сразу, чтоб ты знал! Когда наши уж готовы были взорвать заложенные заряды, нажав кнопочку на пульте, у них за спиной, из-за холмика неподалеку, появился резерв врага. Там были три монолитовца, вёдшие трёх контролёров, причём особо сильных. Один мой парень, Овод, и один наёмник успели спрятаться и убежать, а остальные ребята погибли... Все... Никого больше не осталось. Двое выживших чудом дошли до "Ростка", там они расстались, заключив союз. Мой боец сидит в общаге в доме напротив, а другой на Дикой Территории, и оттуда носу не суёт. А ведь ребята до последнего мига радиосвязь держали. Я, Воронин, главк "Долга", Лукаш, начальник "Свободы" и Бехрам, что наёмникам всем командир, всё это время сидели с радиоприемниками в обнимку. Каждый своих слушал. Все штаны истерли, нервничали, и всё зря... Мечтаю, что кто-нибудь отважный соберёт группу получше и доделает когда-нибудь начатое...

- Погоди! - Я взволнованно остановил Валерьяна. - Ты говорил - монолитовцы мутантов спустили, Выброс спровоцировали, контролёров привели... Они что, Зоной вертят как хотят?

- Получается, что да... А впрочем, пёс их знает...

- Ты еще говорил, что наёмники весь Кордон накрыли.

- Да, накрыли. Десять снайперов сидят в разных местах, но мои ребята их разыскали. По два в деревне Сидоровича, на посту военных. Четыре караулят мою базу, по одному на АТП и северном выходе. Их снаряжение - серые бронежилеты, шлемы с приборами ночного видения, тоже серые, "Винторезы" и штурмовые автоматы. Вас на АТП снайпер не тронул - контракта не было. Контракт у них всех только на меня, если дёрнусь. Делегация наёмников каждый месяц приходит. Не продохнуть. А тут ещё и бандюки поганые налёт вчера учинили, мы потеряли пятерых хороших парней, один был снайпером... Кенгуру, помоги... - Умоляюще просит Валерьян.

- Как я помогу? У меня из оружия "калаш" только, да пистолет. А враги твои снайперы.

Валерьян позвал Лохму, шепнул ему что-то, тот было стал возражать, но, сдавшись, быстро принес СВД, мешочек и вручил это всё мне.

- Умеешь с такой обращаться? - Вопрошает Отец Валерьян.

- Я в армии пять лет служил, дослужился до майора, умею обращаться помимо автоматов и гранат с винтовками, гранатомётами, минами, а на снайпера специально учился, - с гордостью ответил я и показал все свои документы.

- Клад ты, а не человек! - Просиял Валерьян. - Вот ещё бы тех коршунов прищучил бы - цены бы тебе не было!

- СВД явно не новая.

- Это да. Принадлежала Ветру, участнику похода на Радар. Ныне он мёртв. Возьми его машинку. Она стреляет без перебоев, к счастью. Заряжается тоже как надо. В мешочке 20 патронов. Постарайся не ошибиться. На каждого сидельца у тебя два патрона.

Погода была ясная. Я вышел из домика и направился на баррикаду. Один из часовых подошел и строго спросил:

- Чего надо?

- Батя Валерьян велел пощёлкать охотников по его душу, дал машинку Ветра.

- Понятно... Значит, так. Обернись.

Я обернулся и, прибегнув к помощи бинокля, увидел первого снайпера, выцеливающего базу из леса. Моя персона его не интересовала.

- Впервые он подобрался близко. - Прокомментировал сталкер. - Накажи его, только спрячься сначала.

- А рация у него есть?

- Есть, стреляй когда он к тебе левым ухом повернется. Тогда звук выстрела и прошибания пулей черепа не будет слышен - рация прежде всего поломается. И с остальными так же работай, тогда тебя не обнаружат. Друг друга они не видят. Я рацию увидел, когда на разведке близко к нему подобрался, а он в тот момент шлем снял, чтоб лоб протереть. Помни - стрелять сквозь шлем, слева. Только так, тогда ты, - часовой ухмыльнулся, - человек-невидимка.

Ценная информация. Но я вспомнил еще одно важное обстоятельство:

- А как с КПК быть? Они же в сеть сигнал о смерти посылают.

- У них старые модели, которые этот самый сигнал посылают через час. Успеешь подойти, отключить и разбить к чёртовой матери.

- Значит, если я всё сделаю как надо, засечь меня будет нереально?

- А то. Ну что, вперёд?

Наёмник в лесу как раз повернулся левой стороной. Я вскинул СВД...

Но, видимо, враг отвернулся не полностью. Он увидел блеск оптического прицела боковым зрением и почти мгновенно выстрелил в меня. Я успел рухнуть на землю, пуля меня не задела. А вот охранника ранило в плечо. Сейчас предстоял опасный манёвр. Раненый должен бежать в дом, а я - как можно ближе подобраться к противнику незаметно для него самого. Это я шёпотом сообщил товарищу. Другого выхода не было. Боец побежал ко входу в ближайшее здание, а я вдоль деревьев по листве к тому самому дереву, где был неприятель. Он меня не заметил до сих пор, потому что пытался подстрелить моего напарника. Я на четвереньках отполз к соседнему дереву, не выпуская стрелка из виду, тихонько поднял винтовку, прицелился, выстрелил в область левого уха. Тело упало с дерева. Один.

На стволе дерева остался кровавый след. Я содрал с тела наёмника кусок ткани от формы, вытер единственное свидетельство моего преступления, протёр траву, а затем, забрав гранаты и патроны к СВД, кинул труп с КПК в ближайшую аномалию. В стан Валерьяна я решил не возвращаться, пока не уложу всех "коршунов". И уже отсюда я увидел второго. Он сидел на холме, меня из-за листьев разглядеть не мог. Правда сидел он ко мне не той стороной. Пришлось залезть на холм самому и тихо обходить его за спиной. Когда обошёл - лёг в траву, осмотрелся. Недалеко расплывалась "воронка". Отлично. Я стрельнул, тщательно прицелившись. Два. Обыскал, отдал "воронке". Третий наёмник сидел в руинах домика по другую сторону дороги. И его обходить пришлось. Но когда я почти его обогнул со спины, то нечаянно споткнулся об еле торчавшую из-под земли корягу и упал. Подо мной хрустнула ветка. Вражеский снайпер услышал звук моего падения и повернулся, водя своим "винторезом" по сторонам. Меня он пока не увидел. Я откатился в сторону, благо веток больше не было, спрятался тихонько и осторожно за кустами у ближайшего дерева. Левая сторона была как раз открыта. Выстрел. Три. Недалёкая "электра" услужливо обуглила в прах труп, когда я его в неё кинул. Пройдя немного на север, я обнаружил четвёртого снайпера сидящим на ветке абсолютно голой сосны. Он просматривал всю местность вокруг. Так, надо подумать... Обойду-ка я его там, откуда он точно не будет меня ждать. Я оглядываюсь - неподалёку полуврос в почву грузовик "ЗИЛ", а вокруг расположились "воронки". Интересно, он услышит моё появление сзади? Я подобрал массивный камень, прополз с ним до границы ближайшей аномалии, предварительно накидав мелких камешков вокруг неё. Кидаю большой и тут же зажмуриваюсь, уткнувшись лицом в землю. Брызгает каменная крошка, сеча мой бронежилет "Заря". Считаю до десяти. Поднимаю голову. Враг как сидел на сосне, так и сидит, даже не шевельнувшись в мою сторону. Я стал увереннее швырять камешки в "воронки", отмечая свободное место. Затем я начал подползать к остову грузовика, но тут счётчик Гейгера заорал как резаный. Я испуганно отпрянул назад, он затих. Медленно вновь смотрю на противника - не слышит. Поднимаю СВД, целюсь, жду, пока стихнет ветер. Выстрел. Четыре. Тело упало прямо в "грави"у корней. С наёмниками у самой базы покончено. Подумав немного, я решил идти на северный выход. Но тут на связь вышел Валерьян:

- Кенгуру, на севере наёмника бандюки порешили. Можешь туда не ходить. Разборку Кирзач видел, разведчик наш лучший.

- Получается, теперь бандюкам Бехрам пистон вставит? Бехрам ведь присылает регулярную делегацию? - Спросил я в ответ.

- Подозреваю, что да. И с твоим суждением я согласен. Да и раньше эти уголовники особо не ладили ни с кем.

- Понял. Теперь о снайперах у базы можешь не беспокоиться. Их Зона взяла.

- Молодец. Действуй дальше.

Сеанс связи кончился. Что ж, пора идти на Ближний Кордон. Подойдя к ж/д линии, я спрятался за ближайшую сосну и вновь вытащил бинокль. Наёмник нашёлся в вагоне состава, нависшего над разломом путей в самой середине моста. Но задача усложнялась - открытого уха не достать, приходилось стрелять сквозь стенку вагона. Но я её мерил раньше пальцами - четыре миллиметра. Я понаблюдал за целью - она двигалась мало, голову не поворачивала. Снова пришлось обходить. К тому же где-то тут есть другой снайпер, он мог меня увидеть. Я вызвал Валерьяна:

- Вижу снайпера в вагоне.

- Второй у туннеля под путями, он со стороны деревушки Сидоровича.

Чудесно, значит, прямо здесь его нет. Я поднялся на пути и стал красться вдоль вагонов. Наёмник меня не увидел. Осторожно заглянув в окно целевого вагона, я увидел, что снайпер сидит левым ухом к стенке. Однако, умный попался... Придется зайти тихо в соседний вагон. Так я и сделал. Стрелять вслепую я учился, теперь надо вспоминать навыки. Чтобы лучше понять, где нужная мне точка, я принял точь-в-точь такую же позу, как тот снайпер, но ничего при этом наружу не высовывая. Нужное место оказалось примерно по центру стенки. Прикинув комплекцию стрелка, я сместил прицел чуть вверх и вправо. Выстрелил. Заглянув через дырку, пробитую пулей, я увидел, что всё сделал правильно. Вожделенная рация была пробита с левой стороны, впрочем, пара миллиметров не имела значения. Обыскав тело и стерев следы, я потащил тело вдоль колеи и бросил в скопище гравиконцентратов и "каруселей" восточнее моста. Пять. Оттуда же я в бинокль увидел следующую жертву. Она караулила АТП с высоченного тополя. По-видимому, всем покрывателям Кордона дали с собой набор альпинистского снаряжения. У корней этого тополя блистала подозорительная сиреневая лужа. Левое "ухо" шлема было еле видно даже в оптический прицел. Придётся лезть наверх. Я поднялся на десять метров, сел на толстую ветку, обхватив её ногами, прицелился. Нет, далеко ещё. Полез дальше, до двадцати метров. Ветер качнул меня. Страшно. Я снова прицелился. Выстрелил. Тело, едва не сбив меня, упало в лужу, которая в три секунды его растворила. Шесть. Спускался я минут десять. Осталось трое. Похоже, наёмники решили вместе с деревней Сидоровича держать и проходы через ж/д пути. Один уже за это поплатился. Надо теперь найти другого по наводке Валерьяна. Пройдя по рельсам до туннеля, я увидел его выходящим. Отлично, значит там можно пройти. Быстро взяв нужную точку в прицел, я выстрелил в седьмой раз. Обыскал, стёр кровь, бросил труп в одинокую "электру" внутри туннеля. Семь. Пошел к Сидоровичу, но у забора искомой деревушки увидел наёмника. Он опирался на тот забор, стоял лицом на запад, курил. Сейчас поплатится за своё разгильдяйство. Выстрел, обыск, стёр следы. Восемь. Труп бросил в "электру" у стоявшего рядом с тропинкой, ведущей в деревню от дороги, брошенного автобуса. Ко мне подбежали сталкеры, услышавшие выстрел, спросили:

- Кенгуру! Что ты тут со снайперкой делаешь?!

- Наёмников стреляю. В левое ухо, у них там рация. Она сначала ломается, а потом её носитель гибнет. Трупы бросаю в аномалии.

- Ну ты молоток! До главаря их доберёшься?

- Не знаю. Он же охраняется как президент США какой-нибудь. Да и не надо мне пока.

- А сколько наёмников? Тот, что от твоей пули только что пал, изредка из леса показывался. Сейчас к нам подошёл, чтобы дань тянуть с нас. Не успел.

- А почему шёл за данью? почему вы его сами не пристрелили?

- Опасно. Да и делегация к Валерьяну завтра. А мы до тебя не знали, как стрелять, чтоб сигнал до их базы не дошёл. А ты молодец.

- Наш брат сталкер разведал. Рацию с левого уха увидел, когда наёмник шлем снял. А там и я смекнул, как валить и себя не спалить. Ну всё. Это девятый. А последний, по-моему, около граничного поста.

Объяснив ситуацию, я направился на блокпост. Когда подошёл, увидел перестрелку. Военные обнаружили наёмника и пытались его прихлопнуть. Наёмник лишил жизни двоих вояк и целился уже в командира. Я вскинул свой СВД, благо наёмник чудом оказался ко мне верной стороной, и застрелил негодяя. Потом побежал к постовому шлагбауму.

- Это вы, майор! Вы буквально нас спасли! - Восторженно крикнули мне солдаты.

Я оглядел своих подопечных. Все были серьёзно потрёпаны, а двоих несчастных было уже не вернуть. Я предложил обыскать напавшего наёмника всем вместе. Но даже раздев его догола, мы ничего интересного не обнаружили. Но тут один солдат предложил внимательно осмотреть КПК. Я снял заднюю крышку и обнаружил "жучок". Странно, очень странно. Чтобы хоть как-то попытаться выяснить его природу, я решил взять консультацию у Сидоровича. Вернувшись в сталкерскую деревушку, я спустился прямиком к нему и выложил находку на стол торгашу со следующим комментарием:

- Я нашел эту штучку внутри КПК мёртвого наёмника. Похоже на жучок. Старик, не можешь ли сказать что-то по этому поводу?

- Жучок это и есть, товарищ Кенгуру. Ты прав. Насколько я понимаю, ты хочешь знать, чей он?

- Да. Насколько я сам понимаю, сами наёмники такое сами туда не встраивают. Это кто-то другой.

- Ты ошибаешься. Наёмники бывают разные, и друг с другом конкурировать вполне могут. Дай посмотреть эту железочку Радисту, механику долговцев. Живёт на "Ростке". Он в этой мутотени лучше нас с тобой смыслит. Ты тут недавно, а я старый уже и консервативный. Извини, ничем не могу помочь. Хотя у меня есть нужные связи, я знаю пару-тройку отличных техников за пределами Зоны, но для тебя это будет слишком долго, около месяца.

- Да уж. Лучше до Радиста дотопаю. До свидания, Сидорович!

Не без сожаления я покинул бункер старого торговца. Придется уходить с Кордона. Не всю же жизнь тут сидеть, надо Зону посмотреть.

Но уже настроение поднялось, когда я вспомнил о добряке Валерьяне. То-то обрадуется! И я не ошибся. Как только я зашел в его комнатушку на базе сталкеров, он расплылся в улыбке шире прежнего и спросил с гордостью в голосе:

- Как чудесно видеть человека, который помог! Теперь я могу спать спокойно!

- А как же делегация?

- Её перехватили долговцы. А тебя я прямо и не знаю, как отблагодарить! А дальше у тебя какие планы?

- Хочу Зону посмотреть.

- Правильно... Но сначала посиди в общаге, послушай разговоры. Полезно. Да и ещё: там, в Зоне, ты должен, чтобы тебя уважали другие, делом подтверждай свое имя, иначе будешь ты там никто, и звать тебя никак.

Ценный совет. Но прежде, чем уходить, я задал вертевшийся на языке вопрос:

- Когда я изучал географию Зоны, я увидел, что за Радаром есть дальние области: Рыжий Лес, Затон и завод "Юпитер". Как туда попасть?

- Сразу после похода Меченого туда можно было пройти через Милитари и Янтарь. Но теперь, когда поганый Радар палит шибче прежнего, можно туда попасть только в обход, через Большие Болота. Есть и третий путь. В Тёмной Долине есть заброшенная стройка, подвалы которой плохо исследованы. Говорят, там настоящий лабиринт, но я точно ничего не знаю. Слухи это всё. Существует байка, будто бы в одном из подвальных помещений есть аномалия-телепорт в Лиманск, блуждающий город. Но ситуация такова, что заранее неизвестно, куда тебя может вывести путь через Лиманск, и можно ли там вообще куда-то пройти, непонятно. В этот город чудом однажды проникла группа отважных сталкеров, но она попросту сгинула. Сигналы их КПК просто мгновенно исчезли со всех спутниковых радаров. Никто не знает, что там случилось. Лучше туда всё-таки не ходи, мало ли что... Горько мне будет, если сгинешь, человек-то ты хороший. Настолько хороший, что в Зоне тебе не место. Ты выше неё, я это чувствую.

Чудесно... Я серийный убийца, и вдруг - выше Зоны. Что ж, посмотрим... В какого цвета грязь она меня ткнёт по ходу дела?

В противоположном доме я перво-наперво пошёл к технику. Тот встретил меня с распростёртыми объятиями:

- Я о тебе слышал! Я могу много! Эх, был бы женщиной, влюбился бы! А так я лишь скромный техник! Что хочешь проси - всё задаром сделаю!

- Ты мне можешь СВД подлатать?

- Да я с твоей машинкой буду нянчиться, словно с ребёнком! Пылинка не насядет! Давай, к вечеру будет всё готово!

Я сказал, что мне нужно быстро, но техник заупрямился. Он непременно хотел мою СВД на весь оставшийся день. Отдав оружие, я прошёл в бар.

Войдя туда, я тут же услышал, как меня зовут. Причем сразу все. Пожав плечами, я подошел к бармену. Тот немедленно из-под полы предложил бутылочку вина задаром. Я отказался:

- Я непьющий. И некурящий заодно.

На лице бармена отразилась сначала грусть, а потом, после короткого раздумья, радость:

- Во! Я это уважаю, когда принципы у человека есть. А то, бывает, не просыхают вовсе. Это якобы примета - выпьешь, удачливым будешь.

- Это ж сколько бухла надо в себя влить?! Да и кому это помогло?

- Сразу видно здравомыслящего человека. И я так - ну их, приметы эти, в топку... Ладно, что у меня еще есть... Свинина.

Я глянул с разрешения бармена под стойку - свиной окорок. Редкость.

- Да, дай пожалуйста.

- Могу с картошкой подать, могу с гречкой, могу с... - тут бармен обернулся на лёгкий шум за спиной и тут же закончил фразу, хитро подмигивая, - ...с дамой. Знаешь что, быстро садись за любой стол, сделай вид, что только что ел. Я тебя подожду.

Я сел за свободный стол в углу. Подошла стройная брюнетка с вдумчивыми зелёными глазами. У неё были пухлые щеки и миниатюрный нос. Губы в меру пухлые. Из одежды - мятый свитер и синяя юбка-миди.

- Привет! Я Ира! Как видишь, все мы о тебе наслышаны! Можешь показать свою легендарную винтовку?

- Во-первых она не легендарная, я её от Валерьяна получил. Во-вторых, у меня её на весь день забрал техник. Извини, но я не музейная экспозиция пока что. Я сталкер, как и все.

- Небось, у наёмников ты уже в списке на отстрел. Прячься! - Ира приглашающе показала пальцем себе под юбку.

- Твоя миди не от пуль, а от жизненных проблем вообще, как я понимаю. А от пуль у меня вот это. - Я стукнул себя по бронику.

- Твой броник хорош только тут, на Кордоне. А дальше тебе понадобится что-нибудь покрепче!

Девушка была права. Мне действительно нужно было снаряжение получше.

- Я не знаю, где это достать. - Грустно ответил я Ире и взялся руками за голову, уперев локти в стол.

- Всё что угодно можно достать у Бармена в "Ста Рентгенах", - ответила Ира и села рядом со мной, - до "Ростка" с такой бронёй, я надеюсь, дойдешь.

- Я чувствую, что дойду.

- А что ты ещё чувствуешь? - Хитро спросила девушка, сунув мне что-то за пазуху. Пошарившись там, я вытянул пачку банкнот. 30 тысяч.

- А на что ты сама жить будешь? На меня ведь небось весь копленный на что-то капиталец истратила.

- Я тут вроде официантки, живу за счёт заведения, отрабатываю свое содержание.

- Откуда тогда такие деньги?

Я заметил краешком глаза, что кто-то захихикал в кулак. Его немедленно отвлекли, подлив ему из бутылки. Ира ответила:

- Да, я все-таки коплю. Просто так, как бы на чёрный день. Но я верю - пока барчик стоит и Валерьян цел-здоров, ничего не случится. А про контракт наёмников я знала. Так что ты спас заведение от закрытия.

- Откуда знала-то?

- Я троюродная племянница Отца Валерьяна. Дальняя родственница. К дяде у меня свободный доступ.

- Красивая ты. Везде, я уверен, хотя видел пока только лицо.

- Спасибо, - шепнула Ира, - а у тебя жена есть?

- Нету. Я из школы в ВУЗ пошёл. Из ВУЗа в армию. Из армии в Зону. Времени завести жену не было. Совсем.

- А в ВУЗе на кого учился?

- На кинорежиссёра. Еще черчение освоил, фотодело, журналистику и параллельно графический дизайн. Фотошоп.

- А почему пошел в Зону?

- У меня с детства была мечта - завести собаку. Когда служил последний год в армии, сын одного полковника мне на День Рождения подарил красивую сильную самку лабрадора. Собаку я назвал Викой, она жила со мной, в общем, против никто не был. Когда надо, рядом где-то бегала, когда надо - сидела у меня в комнате смирно. А в день моего дембеля приехал отец моего дарителя, навестить парня. И Вика раньше его была. Она доверчиво подбежала к нему ласкаться, а он пьяный был, не понравилось ему что-то, и он мою мечту... из именного пистолета... А я с ножом на него, изрезал в кровь... Судились, меня оправдали еле-еле... Оставили звание и всё прочее... Но я от греха подальше пошёл сюда.

- Грустная история...

- Очень. Я жену уже боюсь заводить. Вдруг придет её бывший, тоже пьяный, и убьёт... Горе одно.

- У меня нет бывших, - Ира обвила меня руками, - не хочешь со мной отдохнуть? Правда, отдых платный, зато на те деньги, что я тебе подсунула, ты всю ночь можешь требовать от меня всё, что угодно, и ещё останется.

- Я подумаю. Хотя нет, не надо. Я лучше их сразу тебе отдам. - Я ссыпал купюры в карман свитера собеседницы. Та положила голову мне на плечо и тихо прошептала:

- Ты первый, кто добровольно отказывается от такого заманчивого предложения, да ещё деньги назад отдаёт.

- Просто я никогда этим не занимался, не пришлось. Ещё когда я был студентом, мне удалось утянуть к себе с вечеринки подругу-однокурсницу, но она уже устала, была пьяна немного и заснула, едва добралась до моей кровати, даже не раздевшись. А на службе было некогда об этом думать. А там уже и Зона. И с тобой встретился.

- Ого! А можно я буду твоей девушкой?

- Не знаю... Я же сюда не на курорт приехал, Зону ещё поглядеть надо, имя сделать. А Кордон - не вся Зона, а только её начало. Подожди чуточку, я быстро.

Я, понимая, что беседа затягивается, взял у бармена свинину с гречкой. Заодно она и "с дамой" получилась, экзотично.

- Не очень удивительно, - вставляет словечко бармен, словно угадав мои мысли, - Ирка часто к кому-нибудь подсаживается, болтает. То ли душевная она, то ли ещё что-то, но иногда даже отъявленные молчуны тают и раскалываются. Иногда даже на ночь к ней просятся. Да и ты вот не играешь в молчанку, я смотрю. - Бармен улыбнулся и усмехнулся.

- А она затасканная?

- Не особо. Ухажёров у неё было два-три человека, держались примерно неделю, а потом уходили из бара.

Понятно. Что ж, грех небольшой, коли на душевную даму западают. Вон и я кренюсь, однако. По-настоящему понимающих и готовых выслушать и слегка приласкать людей на свете мало. Вид "Человек душевный" пора заносить в Красную Книгу. Вернувшись, я начал есть свой обед, а Ира тут же меня спрашивает:

- А что ты кушать любишь?

- Да нету особых пристрастий. Что дали, то и ем. В ресторане заказываю себе первое попавшееся блюдо и никогда не жалею о выборе. Аллергии у меня тоже нет, ни на что.

Ира восхищенно погладила меня по голове и созналась:

- А я бываю привередливой. То не ем, это... Люблю в основном рис, макароны, говядину и мороженое. Из напитков - соки, кофе, чай, молоко, красное вино.

Тут девушку кто-то позвал. Она, перед тем, отойти, спросила:

- Ты уходишь?

- Нет. День-два точно тут буду.

- Ну я пошла тогда!

Ко мне подошёл небритый мускулистый сталкер. Он спросил:

- Ты Кенгуру?

- Да.

- Я Овод, единственный выживший из моей группы, принимавший участие в походе на Радар. Валерьян рассказал о тебе, пока ты отсутствовал.

- Сказать по совести, именно тебя я хотел найти первым делом, но меня Ирка заболтала.

- Бывает. Языком потрепать она охотница, это да. Тебя что интересует?

- Как ты выжил? Валерьян рассказал мне о неудавшемся рейде.

- Когда минирование антенны было окончено, я залёг на холме неподалеку. Чувствовал, что монолитовцы готовят ещё какую-нибудь пакость. Я не ошибся. Когда появились контролёры с поводырями, я одного монолитовца сразу убил. Потом на меня контролёр напал, изрезал руку, ногу и бедро, прежде чем я с ним справился. О дальнейшем сопротивлении не могло быть и речи. Я нашёл небольшую нору и залёг там. Когда Радар опустел, я сделал в его здании три тайника, в котором запрятал три части детонатора. Собрав детонатор, можно закончить начатое нашей группы одним махом. На это в принципе один человек способен. Примерный радиус взрыва - 400 метров. Радар рухнет. Его больше нельзя будет восстановить. Когда я заложил эти тайники, я по Болотам добрался до Кордона и поселился тут.

- Спасибо, Овод... А как же наёмник?

- Он ушёл сразу, как только остальные вошли внутрь Радара. Практически не принимал участия в последнем бою. Крыса. Он сказал: "Я тут больше не нужен." Лобстер, долговец, ему вслед выстрелил, но промахнулся. В бою с контролёрами погиб первым. Эх, если бы этот паскуда Натрий не ушёл, мы бы, возможно, выжили и взорвали Радар. Когда нас было изначально мало, каждый ствол на счету. Остальные наёмники, Уголь, Тантал и Селен, умерли как бойцы. Остальные члены группы тоже. Эх, если бы мы были вместе, всё бы удалось... Прошу - попытайся докончить начатое нами. - Овод передал мне координаты тайников.

Я задумался. А какие могут быть последствия, если взорвать Радар? Я спросил об этом Овода.

- Понятно какие, - ответил тот, - "Монолит" потеряет монополию на территории вокруг ЧАЭС, туда можно будет беспрепятственно пройти. А это значит, что и до Сердца Зоны можно будет добраться и понять наконец её природу и найти средства взять эту Зону под контроль. Только под контроль Зону могут взять отнюдь не сами сталкеры, а какие-нибудь спецслужбы или правительство какой-нибудь страны, вероятнее всего России или США. А уж последнее нам явно не нужно. Справедливо будет, если область Зоны возьмет Украина, но это маловероятно. Россия еще туда-сюда, приемлемо, а уж Америку я б ни в жисть не подпустил. Есть слухи, что за каждой группировкой стоят определённые силы. За "Долгом" - Россия, за "Свободой" - Украина, за наёмниками - Евросоюз, а за "Монолитом" - америкосы. Прочие же сами по себе. Лучше всего, если до Сердца Зоны первыми доберутся сталкеры или "Долг" со "Свободой", которые на время проникновения в него скорее всего помирятся. Надеюсь, всё хорошо кончится...

- Я тоже надеюсь, - ответил я и Овод отошёл. Оставшись один, я вслушался в разговоры. Где-то говорили про хабар, где-то про оружие и бронекостюмы, где-то сплетничали и травили байки. А за одним столом о чем-то ожесточённо спорили. Одним из спорщиков был Лохма. Других, их было двое, я не знал. Подсев туда, я узнал, в чём дело.

Лохма радостно принял меня:

- Садись с нами! Вот скажи ты своё мнение Хряку и Вишне, правда ли то, о чём мы битый час глотки дерём, или нет.

- А о чём вы спорите?

- Есть байка. Однажды, ещё на заре Зоны, на Периметр приехал генерал с дочкой 7-8 лет. На проверку, значит. Девочка пропала, с концами. Теперь тому, кто от смерти лютой в двух шагах окажется и спасётся три раза, тому эта девочка встретится и поможет в важном деле.

- Звучит красиво, но абсолютно нереально, - вынес я свой вердикт, - хотя помечтать не вредно.

- А Вишня верит, и я, если честно, тоже. А Хряк против. Он материалист.

- Да ладно, - спорит Вишня, - есть же чудеса на свете. Вот, кажется, Румын встречал, свободовец. Он от Выброса чудом уберёгся, от наёмников и от кровососа. Хотя когда он рассказывал, он при градусе был.

- А при градусе верить нельзя! - Категорично утверждает Хряк. - Мало ли что наплести можно!

- А еще кто-то её встречал? - Интересуюсь я.

- Кажется, нет... - Неуверенно говорит Вишня.

- Тогда о чём спорить? - Стучит по столу Хряк. - И так понятно, что это просто байка, каких и так немерено. Я верю только тому, что вижу своими глазами.

Я встал из-за стола, вернулся к своему, убрал за собой посуду, сдав бармену. Тот лукаво ухмыльнулся:

- Я вслушивался во все твои разговоры. Интересный ты, Кенгуру. У тебя большое будущее.

- Валерьян уже напророчил, - смеюсь я в ответ.

- Скажи, что стало после с полковником, убившим твою собаку?

- Его положили в алкодиспансер, жена и сын от него ушли. Я с ними до сих пор в хороших отношениях.

- Значит, справедливость существует. А то я сомневался... И вот мой тебе совет - если хочешь проверить правдивость легенды и добраться до Радара, иди на Янтарь, к профессору Сахарову. У него котелок здорово варит, наверняка чем-нибудь сумеет помочь.

Хороший совет. К учёным есть смысл заглянуть, наверняка пособят. Но тут в моей голове проскочила мысль - то, о чём поведал Овод, не сходится с услышанным от Отца Валерьяна! Я нашёл рассказчика снова и спросил:

- Овод! А Валерьян говорил, что ты с Натрием дошёл до "Ростка" и вы расстались друзьями!

- Не может такого быть! - Нахмурился Овод. - Валерьян ошибся! С тех пор, как мы все вышли к Радару, "Ростка" я больше не видел - болотами назад пробирался! - В доказательство Овод снял бронежилет, одежда под ним была вся в высохшей болотной грязи. - До сих пор не сумел счистить!

- Но Валерьян же на радио сидел! Не мог он ошибаться!

- Ладно, значит это я мозгами двинулся и в грязи извалялся во дворике за задней стеной "Ста Рентген"... - Грустно вздохнул Овод.

- Дай свою рацию, которую ты брал на Радар. Она выжила?

- Да, но уже на ладан дышит. Если разобрать хочешь - мне не жалко, новую уже купил.

Овод положил на стол свою старую рацию. Она уже почти развалилась, так что я легко снял заднюю крышку. За моими действиями с интересом наблюдали сталкеры с ближайших столов. Я спросил:

- Овод, ты её давал кому-нибудь?

- Углю. Его рация по дороге упала и треснулась о камень. Выжила, к счастью, но Уголь осторожный был, и на всякий случай у меня попросил. Через четверть часа вернул обратно. Отказывать было нельзя - мы были боевым товариществом.

Я пошарился немного в теле рации и вытащил явно лишние два провода и плёночную кассету.

- А это ещё что?! Вы такие с собой брали?

Овод побледнел, на его лице отразились недоумение, а потом понимание и сразу - ярость.

- Подлюга!!! - Заорал он, - так вот как было! Уголь дал мою рацию этому уроду Натрию, тот сунул туда эту грёбаную кассету!!! И всем остальным сталкерам сунул, сука!!! Он у всех под разными предлогами просил! И всем эти кассеты впихал! Я теперь железно в этом уверен! Ух, если встретимся, я ему...

Тут кто-то закрыл Оводу рукой рот и налил выпить сока. Овод выпил, со злости расколол стакан об стол, потом, посидев ещё немного, ушёл в свой номер. Кассету он напоследок кинул на пол, но я подхватил её и решил сохранить как вещественное доказательство, положил в свой рюкзак. Затем я сел за соседний пустой столик и задумался, уставясь в древесину столешницы. Выходит, возможный подрыв Радара сорвался из-за предательства. А узнать обо всём поподробнее можно только у Бехрама, на которого на меня, скорее всего, зуб. Всё запутывается...

Тут ко мне кто-то подсел. Я поднял голову - Валерьян. Он тоже задумчиво глядел в стену перед собой. Заметив, что я очнулся от раздумий, он попросил:

- Дай кассету.

Я вытащил кассету из рюкзака и подал атаману. Он позвал меня снова в свой кабинет, достал из ящика рабочего стола медиапроигрыватель и вставил "улику" в него, запустил воспроизведение. Кассета выдала радиопереговоры, имитирующие передвижение докладчика к "Ростку" от Радара и заключение дружбы с Натрием. Когда плёнка кончилась, Валерьян вернул кассету.

- Как ты думаешь, Кенгуру, когда была сделана запись?

- Примерно рядом с Радаром, когда уже был пройден весь путь от "Ростка".

- Согласен. Скажи пожалуйста, можно ли достать остальные кассеты, если они были подброшены другим моим ребятам?

- Полагаю, нет. Монолитовцы, как мне рассказали наставники, учившие меня выживанию в Зоне, уничтожают снаряжение погибших врагов, тем более средства связи. Есть маленькая надежда, что ваши бойцы избежали смерти, став зомби, но и у зомби выживаемость низкая. Короче, сильно на это надеяться не стоит.

- Эх, ладно... Если что, ты сможешь узнать хоть что-то?

- Батя Валерьян, я клянусь расследовать провал похода на Радар! - Я взглянул вожатому сталкеров прямо в глаза.

- Я ценю твою доброту, Кенгуру, но не приму твоей клятвы. Неизвестно, сможешь ли ты её исполнить. Тебе для этого придется много к кому обращаться. К Лукашу, к Воронину, к Бехраму наконец... А с ним ты уже заочно в ссоре... Да и неизвестно ещё, захотят ли тебе всё это рассказать... Да и опасно это.

Внезапно на мои колени опустилась Ирка, незаметно прошедшая в кабинет, пока я разговаривал с Валерьяном. Она потрепала меня по голове и спросила:

- Следователь, значит? Зону трепать собрался? А что на мне не женишься? Страшная я что ли?

- Да нет, просто я занят, - отвечаю я, тяжело дыша от внезапного давления на ноги, - дяде твоему Валерьяну обещал как можно больше узнать про срыв похода.

- Ты мне тут нашего брата сталкера не совращай! - Пригрозил пальцем Валерьян. - Вишь, старается он для нас. А с тобой про всё на свете забыть можно неопытному в таких делах человеку! Нахалка ты! Ещё Кенгуру за дело толком не взялся, а ты его женить на себе вздумала уже!

Тут строгому дяде помешал разгуляться мой внезапно подавший голос КПК. Я вынул его из кармана и прочёл сообщение:

"Вызови на голосовую связь номер 393148956."

Я показал сообщение вожатому. Тот не возражал и, сделав строгие глаза, указал племяннице на дверь. Та ушла. Я вызвал указанный номер:

- Я Кенгуру.

- Я Рулевой. Здорово, ассасин.

- Ты кто?

- Для тебя - партнёр по голосовой связи. У меня для тебя новость, чтоб ты не дрожал, пряча голову в коленки. Бехрам не держит на тебя зла. Но ты всё равно либо считай свои последние денёчки, либо ищи своего заказчика.

- Зона большая.

- Верно. Но твой заказчик близко. Ты его можешь найти на перекрёстке Зоны.

- Я не ясновидящий. Можно попонятней?

- Нет. Моя жизнь, как и твоя, под угрозой. Этот человек заказал и меня тоже. И он может нас слушать. Если ты найдёшь его, то мы оба спасёмся и сможем в дальнейшем помогать друг другу.

- Разве ты сам не можешь достать его?

- Нет. Мне опасно появляться на перекрёстке, там меня все знают, а ты не примелькался, это плюс, да и к тебе он ближе. Жучки, которые ты нашел у мёртвых наёмников, мои. Найди и упокой заказчика. Это твоя и моя жизни. Конец связи.

Валерьян объяснил ситуацию, увидев моё недоумение:

- Я слышал. Получается, что меня держали не люди Бехрама, а "дикие" наёмники. У них теперь и на тебя, и на Рулевого зуб. Эти наёмники могут у кого угодно взять контракт на кого угодно. И на Бехрама контракты есть, и на Воронина. Действуют они поодиночке, никому не доверяют. А перекрёсток - это Свалка. Тебе больше нельзя тут задерживаться, надо туда идти, искать Койота. Это особо умелый наёмник, сумевший собрать вокруг себя пару десятков "дикарей", которого явно кто-то финансирует из большого мира, он держит Свалку. А Рулевой - человек Бехрама, он хороший. С ним я знаком давно. Живёт на "Ростке", в баре. Койот мечтает всех "дикарей" собрать и порезать Бехрама и его людей, а Рулевой ему как может мешает. И КПК с жучками он подбросил. Что ж, пора тебе идти на Свалку... Всё, что я могу сделать, так это только пожелать удачи.

Поблагодарив доброго вожатого, я снова пришёл к технику. Тот улыбался мне во весь рот, а на прилавке покоилась моя наследственная СВД. Увидев её, я ахнул. Тут и оптика с высококонтрастным прицелом с прибором ночного видения, и глушитель с племегасителем, и патронник увеличенный... Взяв винтовку в руки, я чуть её с неожиданности не выронил. Она была вдвое легче, чем утром!

- Ты из неё постреляй! - Предложил довольный техник.

Мы вышли из дома через заднюю калитку. Я стал стрелять учебными патронами, заботливо выданными техником, по деревьям из разных положений, с разной скоростью стрельбы... Я был в шоке. Ни малейшего сбоя, как новенькая, слушается безупречно... Но тут меня прошиб пот. Это ж сколько я теперь должен этому кудеснику?! Всё, прощай, карьера сталкера-следователя, по дури загубленная в самом начале... Век теперь из долгов не вылезу...

Но тут случилось чудо. В чудеса я почти не верил, но это было абсолютно реальное. Техник провёл меня в свой кабинет, показал смету всех работ, где в итоге значилась шестизначная сумма, и... порвал бумажку в хлам. Увидев моё совершенно ошарашенное выражение лица, он объяснил:

- Среди техников Зоны существует традиция - первому и последнему клиенту они делают работу бесплатно. Ты, Кенгуру, у меня последний. Я ухожу из Зоны.

- Почему?

- Надоело. Надоела атмосфера безысходности, которой тут всё пропитано.

- Безысходности?

- Поживёшь с моё - поймёшь.

- Как тебя хоть зовут?

- Слесарь.

- А в большом мире?

- Володя Коврин, живу в Твери, по профессии - военный техник.

Попрощавшись, я вернулся в бар. Бармен присвистнул, увидев СВД. Ирка поахала вполне по делу - не каждый день такое увидишь, предложила поселиться к ней на ночь. Я отказался - завтра выход, расслабляться нельзя. Встал утром рано, в пять часов. Узнав, что я немедленно выхожу, Лохма, Хряк и Вишня вызвались меня проводить до северного поста. Я охотно согласился, потому что не знал местности. До поста вела дорога, привёдшая меня сюда. На нём никого не было. Распрощавшись с приятелями, я отправился дальше один. Я уже не был новичком, а впереди был опасный противник, о котором я, к несчастью, знал мало - Койот. Спасало лишь то, что он меня не знал совсем.

Но меня волновала ещё одна проблема, связанная с основным заданием. Я не знал, где искать Гарицкого.


Все права защищены. Copyright © 2013. Арсений Каменев